вверх
О школе 〉 История 〉 История Ивановского монастыря 〉

История Ивановского монастыря

Ивановский монастырь

С первых же шагов изучения истории московского Ивановского девичьего монастыря мы сталкиваемся с многочисленными загадками. Даже сведения о том, когда и кем была основана древняя обитель, теряются в глубине веков.
Известно, что в 1415 году в Замоскворечье существовал Ивановский мужской монастырь. Ещё известно, что в конце XIV века на месте монастыря близ Кулишек жил старец, который предсказал великому князю Василию Дмитриевичу рождение сына Василия. Где-то в это время и состоялся перенос из Замоскворечья на Кулишки Ивановского монастыря, который в дальнейшем преобразовался в женскую обитель.

Одни историки, ссылаясь на предание, приписывают основание монастыря Великому князю Иоанну III (правил в 1462-1505), но, возможно, что монастырь был заложен и раньше, поскольку архитектура церквей Усекновения главы Иоанна Предтечи с приделами Николая Угодника и Казанской иконы Божией Матери над Святыми воротами соответствовала архитектуре XIV-XV столетий.
По другой же версии, Ивановский женский монастырь был основан в 1533 году великим князем Василием III и его женой Еленой Глинской в честь рождения их сына Иоанна IV и праздника Дня усекновения главы Иоанна Предтечи. Первый русский царь, венчавшийся на царство Российское в 1547 году, родился в канун дня Усекновения главы святого Иоанна Предтечи 25 августа 1530 года и носил имя Крестителя Господня. Эту теорию подтверждает то, что местность, где был основан монастырь, принадлежала Московскому Государю. Иоанно-Предтеченская обитель стала местом молитвы об упокоении Грозного государя, как ее царственного основателя.
Но впервые монастырь упоминается в исторических актах в 1604 году.
Каменная церковь Иоанна Предтечи с приделом Николая Чудотворца была построена в 1657 году, а в 1701 году при содействии Петра I в монастыре возвели каменную крестовую палату с сенями. В 1753-м территорию Ивановской обители огородили каменной стеной, длина которой по периметру составила 263 метра.

Ивановская обитель была основана как ружная: построенная на государевой земле, она получала царскую ругу - содержание от владевшего землей царского дома, а также основывалась на вкладах знатных покровителей и подаяниях. Так, по записи в Книге росписи жалованья московским церквам от 1677 года значится, что "...со 133 году (1625-й год) церкви Иоанна Предтечи, что был Ивановский монастырь под Бором, великий государь жалованья годовых и хлебных денег в полы: попу 3 руб., дьякону рубль, просвирщице 25 алтын, пономарю полтина".
Монастырь имел своих крестьян. Так, по состоянию на 1700 год за ним числилось всего 37 крестьянских дворов, в 1744 г. у него уже был в распоряжении 221 крестьянин, а к 1812 году число их возросло до 813 душ

Монахини в основном происходили из образованных слоев общества, нередко в монастырь попадали и царские особы. Здесь провела несколько лет вторая супруга царевича Иоанна, старшего сына Иоанна Грозного, царевна Пелагея Михайловна, в иночестве Параскевна. По настоянию Грозного она была насильственно пострижена в Белозёрском монастыре, а затем перевезена сюда. В этом остроге она прожила до 1620 г., то есть на 39 лет пережила своего супруга.
В начале ХVII века в Смутное время в монастыре была заточена и пострижена с именем Елена супруга царя Василия Шуйского.
Близость сыскного Приказа, тайного розыска и канцелярии отчасти обусловила состав монастыря. Сюда посылались на покаяние раскольницы и женщины, замеченные в политических и уголовных делах. Настоятельницы содержали их под строгим надзором в отдельных кельях, в подвалах и застенках. Так, здесь была заключена Дарья Николаевна Салтыкова, известная под именем Салтычихи, за умерщвление муками 139 человек из ее крестьян и дворовых.
Но, конечно, история монастыря строится, прежде всего, на подвигах святости. Были свои подвижники благочестия и в Ивановском монастыре. В царствие Михаила Федоровича здесь подвизалась всеми чтимая старица, называемая в народе Марфа Юродивая.
Многочадная супруга Михаила Феодоровича царица Евдокия часто навещала блаженную схимонахиню Марфу, и просила ее молитв о благополучном разрешении при родах. Примеру благочестивой царицы следовали подданные. Установился многовековой обычай служить во время беременности при гробе блаженной Марфы панихиды об упокоении ее души, тем самым испрашивая ее молитвенной помощи. Почитаемая за святость еще при жизни, блаженная Марфа была погребена в монастырском Соборе. У северной стены обители находилась когда-то могила, на мемориальной плите которой славянской вязью было начертано: "лета 7146 (1638 года) марта в 1-й день на память святые преподобномученицы Евдокия приставися раба Божия девица Дарья, в инокинях схимница Марфа юродивая".

В начале XVII века в Смутное время Ивановская обитель была разграблена польскими интервентами, но Божией милостью и усердием благочестивых русских царей вскоре восстановлена. А в 1654 году чума унесла из жизни сто монахинь из ста тридцати.
История монастыря сопровождалась многочисленными пожарами. Даже указ Петра I от 1701 года, по которому повелевалось строить каменные полы вместо деревянных, не уберег обитель от страшных бедствий. Пожар 1737 года, возникший от денежной свечки, охватил всю Москву. В монастыре жертвой пламени стали шесть монахинь. Не успела обитель восстановиться, как в 1748 году бедствие повторилось. Обитель была восстановлена щедротами Императрицы Елизаветы Петровны, которая предназначала его "для призрения вдов и сирот заслуженных людей". Обмирщение всей жизни коснулось и монашества. Многие женские монастыри отчасти превратились в некое подобие благотворительных учреждений. В монастырь поступали в основном пожилые вдовы купеческого происхождения из-за старости, немощи и "непригодности для жизни в обществе".

старица Досифея

В конце XVIII - начале ХIХ веков в обители содержалась еще одна таинственная затворница, по преданию - родная дочь Императрицы Елизаветы Петровны от тайного морганатического брака с графом Алексеем Григорьевичем Разумовским. По повелению Екатерины II в 1785 году дочь Елизаветы Петровны была доставлена из-за границы, представлена императрице и "для блага России" пострижена в монашество с именем Досифеи. Царственная инокиня содержалась в строжайшем затворе около 25 лет. Свой невольный затвор она обратила во спасение своей души и душ тех ближних, кто приходил к ней с верой за помощью. После смерти Екатерины II к старице Досифее стали допускать народ, тогда и явлены были миру дары молитвы и прозорливости, которыми щедро наделил Господь смиренную инокиню, принявшую крест свой от руки Божией. О ее молитвенной помощи свидетельствовал в середине XIX века настоятель Оптиной Пустыни схиархимандрит Моисей, ныне прославленный в сонме Оптинских старцев. Ему, а также его брату, будущему настоятелю Саровской пустыни игумену Исайе II, она указала монашеский путь и поддерживала их в юности молитвою и добрым советом.

Война 1812 года резко изменила жизнь монастыря. Сгорели почти все здания. Часть сокровищ игуменья успела отправить с большей частью монахинь в Вологду ещё до прихода французов в город. В монастыре оставалось лишь несколько стариц да игуменья Елпидифора. В ночь со второго на третье сентября игуменья с сестрами заперлась в церкви. Французы пытались выломать двери, но, не сумев ворваться, только перебили стекла. Насельницы не хотели покидать свой монастырь, но когда буйство врагов стало угрожающим, они удалились в Хотьково. Французы ворвались в церковь и разграбили ее.
В 1813 году решением Синода монастырь был упразднён. Соборную церковь перевели в разряд приходских, а в других зданиях разместили конторы и оборудовали квартиры для служащих при Синодальной типографии.
При монастырском храме доживали свой век четыре старицы, которые часто видели ночью в храме молящуюся с воздетыми руками схимницу. Они верили, что это блаженная Марфа, и что ее молитвами монастырь будет непременно восстановлен.

Начало обновления обители положила богатая вдова Елизавета Алексеевна Макарова-Зубачева, которая хотела в память своего умершего сына построить приют для малолетних детей. Но монахиня Зачатьевского монастыря Алевтина предложила ей восстановить Ивановский монастырь, а Митрополит московский Филарет, узнав о ее намерении, сам ходатайствовал об этом перед Государем. Но восстановление обители началось уже после смерти завещательницы.
Император Александр II лично утвердил проект восстановления, и в 1860 году после Божественной Литургии в храме св. равноап. князя Владимира и крестного хода из Князь-Владимирского храма в монастырь при личном участии свт. Филарета были заложены новый монастырский Собор и больничная церковь преподобной Елизаветы Чудотворицы - небесной покровительницы Е.А. Макаровой-Зубачевой.

Ивановский монастырь

Обитель перестраивалась в течение 20 лет строительницей монастыря М.А. Мазуриной при архипастырском попечении свт. Филарета по единому проекту академика Михаила Быковского, создавшего архитектурный шедевр с элементами классицизма, романского и готического стилей.
Торжественное освящение Иоанно-Предтеченского монастыря состоялось 5 октября 1879 года.
Устав, написанный самим Митрополитом Филаретом, был довольно строгий. Светские лица в монастырь не допускались. Монастырь предоставлял сестрам трапезу, чай, сахар, одежду, белье и обувь. Одежда шилась из простой шерстяной и хлопчатобумажной материи, дорогие ткани в монастыре не разрешались. Получая от монастыря содержание, сестры вносили свой посильный труд, исполняя назначенные послушания - работа в золотошвейной и белошвейной мастерских, пение на клиросе, иконописание, приготовление трапезы. При монастыре были организованы церковное училище для девочек-сироток и больница для монахинь всех московских монастырей, иконописная школа для сестёр обители, ясли для детей подкидышей. Выход из обители допускался только для старших сестер "по послушанию или по другой благословленной причине по усмотрению настоятельницы". По воскресным и праздничным дням к общей трапезе допускался прием родственников. В сестринские покои только в случае тяжелой болезни могли пройти духовник и пожилой отец.
Монастырский день начинался в половине четвертого утреней, на которой все сестры должны были присутствовать неопустительно. Во время службы одна из трапезных сестер и чередная монахиня шли с фонарем к иконе Божией Матери, делали по два земных поклона и зажигали от лампады фонарную свечу, от которой потом затапливали печь. В приготовленную пищу вливалась святая вода.
По окончании утрени начиналась Божественная Литургия. Затем подавался чай, а остальное свободное до 9 часов время употреблялось на уборку келий и коридоров. После окончания Литургии все сестры собирались на трапезу, а затем расходились в рукодельни. Занятия рукоделием должно было совершаться в молчании, с умной молитвой, допускались только относящиеся к делу вопросы и пояснения.
В три часа дня наступало время чая. В четыре часа начиналась вечерня. За шестичасовой трапезой следовали молитвы на сон грядущий и помянник. После этого все расходились по кельям. Свободное от служб и послушаний время сестры посвящали общему чтению и назидательным беседам.
Состав монахинь после восстановления обители сильно изменился. Бошей частью они происходили из крестьян, средний возраст - за сорок лет. По сравнению в 18 веком изменилось и направление обители, - теперь это был настоящий строгий монастырь, куда шли женщины, желающие только иноческой жизни.
Во время войны с Турцией в 1877-78 годов в обители был оборудован госпиталь для раненых воинов и открыта духовная библиотека. К 1908 году монастырь владел хутором Черенцово, находящимся недалеко Химок; там же стояла деревянная церковь Сергия Радонежского, церковноприходская школа и 150 десятин леса. В штатах монастыря числились: игуменья, 20 монахинь, 200 послушниц. С началом 1-й Мировой войны все они, кроме обычных монастырских послушаний, шили белье для русской армии.

Ивановский монастырь закрыли в 1918 г. одним из первых в Москве. Помещения заняли под концлагерь ВЧК-ОГПУ-НКВД (Ивановский особый концентрационный лагерь принудительного труда), где в 20-е годы одновременно бывало до четырехсот заключенных.
Собор Усекновения главы святого Иоанна Предтечи и Елизаветинская церковь продолжали действовать, как приходские, при них проживали около ста насельниц. В эти годы матушка настоятельница и монахини разоренного монастыря обращались за молитвенной помощью и духовным советом на Маросейку к старцу отцу Алексию Мечеву. В 1926 г. храмы были отобраны. Монастырский Собор св. Иоанна Предтечи присмотрело для своего хранилища Губернское архивное бюро, а Елизаветинская церковь отошла в распоряжение лагерного начальства.
Затем здесь находилась заочная юридическая школа НКВД-МВД. А в надстроенном настоятельском корпусе располагалась лаборатория полевой криминалистики. Летом 1941 года отсюда уходили на фронт в тыл врага диверсионно-разведывательные подразделения истребительного мотострелкового полка УНКВД Москвы и Московской области, сформированного из добровольцев - сотрудников милиции и трудящихся.
1980-х годах в соборе находился Центральный государственный архив Московской области, а восточный корпус келий принадлежал 1-му району эксплуатации теплосети "Мосэнерго". В домах же причта размещались швейная фабрика и жилые квартиры.
До сих пор часть монастырских помещений занимает Юридический университет МВД РФ.

Последняя настоятельница матушка Епифания переехала с оставшимися сестрами на хутор. Сюда, в храм прп. Сергия Радонежского, пригласили служить отца Илариона (Удодова), который стал духовником ивановских сестер. О. Иларион начинал свой монашеский путь на Афоне в Свято-Пантелеимоновой обители по особому указанию Божией Матери. Имя его стало широко известно в связи с тем, что он Промыслом Божиим стал хранителем главы Преподобного Сергия Радонежского во время Великой Отечественной войны.
В 1929 году отец Иларион похоронил на хуторе матушку Епифанию. Хуторское хозяйство советская власть задавила налогами. В 1931 году сестры были арестованы на монастырском хуторе и высланы в Казахстан. Некоторое время отец Илларион жил один при храме прп. Сергия на бывшем хуторе, затем был приглашен благочинным служить в Виноградово, где был настоятелем церкви Владимирской иконы Божией Матери до дня своей кончины 15 марта 1951 года.
В Виноградово к о. Илариону собрались после ссылки "ивановские сироты", здесь образовался небольшой "монастырек": одни сестры бывали наездами, другие прислуживали при храме, некоторые из них были здесь похоронены.
Из Виноградово же, где обрели место упокоения последние ивановские монахини и их духовник и старец о. Иларион, началось и новое возрождение обители в конце ХХ века.

В 1992 году Иоанно-Предтеченский монастырь был возвращен Русской Православной Церкви. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II обитель была приписана к храму св. равноап. князя Владимира во главе с настоятелем прот. Сергием Романовым.
Удивительно и особенно промыслительно то обстоятельство, что в 1987-90 годах. о. Сергий Романов служил в селе Виноградово в храме Владимирской иконы Божией Матери, где зарождалась и складывалась из его духовных чад, и в том числе будущих насельниц монастыря, приходская община храма св. равноап. кн. Владимира. Назначение о. Сергия в Виноградово рассматривалось по обстоятельствам того времени как своего рода "ссылка", однако люди, утвердившие назначение, исполнили волю Божию.
Четыре года в Виноградово не прошли бесследно. Молились о. Сергий и его духовные чада на могиле о. Илариона. Слышали они, конечно, и об Ивановских монахинях. Настоятель храма Владимирской иконы Божией Матери, протоиерей Владимир Жаворонков, возраставший здесь с юных лет под духовным руководством о. Илариона, служил в этом храме с 1952 года, лично помнил и хоронил последних ивановских монахинь.

Ивановский монастырь сейчас

На о. Сергия легла нелегкая обязанность возрождать не только свой приходской храм, но и заботиться о восстановлении древней Ивановской обители: о возвращении ее зданий, реставрации храмов и келий, и главное,- о насаждении духа иноческой жизни в небольшой сестринской общине.
На одном из приходских собраний о. Сергий рассказал о том, что будет создаваться монашеская община и предложил подумать, кто имеет желание и расположение поступить в возрождающийся монастырь. Желающие посвятить свою жизнь Богу и служению Церкви в монашеском звании нашлись. В конце 1991 года, когда еще не выехали сотрудники и рабочие теплосети, в часовне св. Иоанна Предтечи поселилась первая насельница Екатерина Ростковская.
29 мая 1992 года после молебна в монастырском дворике первые сестры перешли в корпус. Постепенно к 1995-96 годам сложилась небольшая община из 10-ти сестер. Сестры несли самые разнообразные послушания: шили, писали иконы, пекли хлеб и просфоры на нужды храма св. равноап. кн. Владимира - крестителя Руси и монастыря св. Иоанна Предтечи и Крестителя Господня. Все нужды были общие, все нужно было сделать своими руками.
5 мая 1999 года по Указу Святейшего Патриарха Московского и всея Руси при бывшем Ивановском монастыре учреждено Патриаршие Подворье, в котором о. Сергий Романов был назначен исполняющим обязанности настоятеля двух монастырских храмов: Собора Усекновения главы святого Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна и Елизаветинской домовой церкви.
11 августа 2000года накануне торжественного прославления новомучеников и исповедников Российских Священный Синод принял решение об открытии Иоанно-Предтеченского женского монастыря. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II настоятельницей обители назначена матушка Афанасия из Свято-Успенского Пюхтицкого монастыря в Эстонии.

монахини Ивановского монастыря

С первых дней обратились насельницы монастыря к его истории, составили по клировым архивным ведомостям синодики для поминания на правиле и богослужениях, начали поминать почивших настоятельниц, насельниц и священнослужителей; и именно тогда, как рассказывает инокиня Елизавета: "Словно сомкнулась разорванная связь времен. Все сестры почувствовали молитвенное единство с прежней обителью".