Агапа в день праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы

О своей поездке в Кению рассказывает духовник школы протоиерей Алексий Уминский.
Мы давно планировали эту поездку именно потому, что знали, что Кения - страна особенная. И вот на прошлой неделе наша съемочная группа (телепередача "Православная энциклопедия") там побывала.

Климат там идеальный, температура всегда + 25 градусов, дожди идут по ночам, дует свежий ветерок. Ближе к океану климат более тяжелый. Естественно, что 80 % бюджета страны дает туризм.

Эта страна нам была интересна не столько своей дикой природой, - действительно удивительно красивой, так как это центр Африки, экватор, саванны - сколько тем, что в этой стране за последние десятилетия православная миссия была настолько успешной и сильной, что там образовалась настоящая самостоятельная православная церковь.

История ее такова: лет 40 назад Кения освободилась от английского колонизаторства. Тогда было движение освобождения и неприсоединившихся стран, в тот период в Африке в ссылке был архиепископ Макарий, первый кипрский президент, который на Кипре возглавил национально-освободительное движение и стал другом первого кенийского президента по фамилии Кениат. Нельзя сказать, что Кения до этого ничего не слышала о Христе, так как англичане, конечно же, проводили христианизацию. Удивляешься даже разнообразию религиозных организаций, представленных в Кении - баптисты, адвентисты, иеговисты, мормоны, большинство, конечно, католиков и англикан. Меньше всего мусульман, но все христианские движения там представлены. Существовала и православная община греков, но как бы закрытая, "для своих". В центре Найроби был храм, сейчас это кафедральный собор святых Косьмы и Дамиана.


Храм Косьмы и Дамиана



Найроби - столица Кении - современный город, устроенный по типу огромного коттеджного поселка, центральная часть достаточно богатые, окраины очень бедные…

Архиепископ Макарий решил открыть там миссию, и благодаря хорошему отношению президента Кениата он организовал семинарию, первую в Африке, которая сейчас успешно действует, ей 40 лет. При нем был первый черный епископ, глава кенийской митрополии, звали его Георгий, которого епископ Макарий рукоположил и который пекся о том, чтобы в Кении было свое местное национальное Православие.

Сегодня главой кенийской церкви является тоже арихиепископ Макарий, тоже киприот, история которого необычна.

Молодым человеком он приехал в Англию чтобы учиться музыке и стать музыкантом и композитором, но попал в Эссексе в монастырь Иоанна Предтечи, настоятелем которого был отец Софроний Сахаров, ученик преподобного Силуана Афонского. Андрей - будущий архиепископ Макарий - стал его духовным чадом. Отец Софроний, к удивлению Андрея, сказал ему, что его будущее - не музыка, а богословие, и отправил его учиться в Париж, в Свято-Сергиевский богословский институт, дав ему сто фунтов на дорогу.

Андрей поступил в институт и стал там учиться, и когда у него кончились деньги, написал письмо кипрскому архиепископу Макарию с просьбой о материальной помощи. Тот в течение всех лет обучения высылал ему деньги на содержание. По окончании курса Андрей вернулся на Кипр и пришел к своему архиепископу, чтобы поблагодарить его. Архиепископ спросил его, не хочет ли он продолжить обучение и защитить докторскую диссертацию. Андрей ответил, что хотел бы, но у него нет денег, и он весь в распоряжении владыки Макария. На вопрос о том, где бы ему хотелось продолжить обучение, Андрей сказал, что в Оксфорде. Владыка выписал чек и отправил его в Оксфорд, где Андрей стал доктором философии, учился у профессора Н. Зернова, пресвященного Каллиста (Уэра) . Вернувшись на Кипр, он снова пришел к владыке, на вопрос о планах ответил, что хотел бы преподавать. "А не хотели бы Вы возглавить нашу семинарию в Кении?" - спросил Владыка. Отказываться было бы неблагодарностью, и Андрей согласился. "Если Вам там не понравится, то я Вас оттуда через три месяца заберу" - сказал Владыка. С тех пор прошло 30 лет, Андрей стал архиепископом Кенийским, организовал там 300 приходов, перевел богослужение, молитвы и Евангелие на все 26 языков всех местных племен, сейчас там миллион православных (из 30 миллионов населения), 200 священников. Единственный белый человек среди них - это Владыка Макарий (которым стал Андрей). В семинарии учатся студенты из всевозможных племен, сейчас там 70 учатся человек. При семинарии построен педагогический университет, медицинский центр и школа. И везде, где есть православный храм, обязательно сразу же строится медицинский центр и православная школа.

Когда мы прилетели в 4 часа утра в Найроби, Владыка сам нас встречал. Отвез он нас в семинарию в районе Рирута бедный, грязный и небезопасный район - там огромная территория семинарии, школы и медицинского центра. Доступ туда, конечно, открыт для всех.


Богослужение в семинарском храме



На следующий день мы поехали в храм Серафима Саровского, рядом с ним большая школа.




Этот храм построен за 52 дня. Служат чаще всего на суахили и других местных языках. Государственные языки суахили и английский.


Это клирос в Кенийском храме.


Это прихожане.



Затем мы отправились в Киберу - это самое бедное место в Африке, где живет 500 000 человек, где люди до сих пор умирают от голода. Владыка приезжает к ним служить.







Вот он посещает приют для сирот, которых кормят благотворительно.


Улица Киберы



Владыка живет удивительной жизнью, непонятно, когда он спит, ему за 60, он перенес 3 клинических смерти, три раза болел малярией, ко всем своим подопечным относится как к собственным детям. Кенийцы ловят каждый его взгляд, жест, видно, что они его очень любят. В любом, даже самом беднейшем месте, богослужение и тем более приезд любимого Владыки - это праздник, огромная радость несмотря на безработицу и даже настоящий голод. У них очень правильное понятие о себе, они не сравнивают себя с другими, принимают свое положение за данность, не попрошайничают и не считают, что богатый человек чем-то перед ними виноват и за это ему должен. В арабских странах все по-другому. Для меня было очень поучительно увидеть таких людей.

Работы там практически нет, и если бы православная миссия не занималась пропитанием этих людей, то смертей среди них было бы гораздо больше. Во всяком случае благодаря бесплатной раздаче еды дети едят каждый день. Вся эта благотворительность существует на деньги кипрской церкви. Я знаю, что у людей иногда возникают смутительные мысли, так как кипрской церкви принадлежат большинство гостиниц, контрольный пакет акций пива, вина, церковь богата невероятно, и многие соблазняются. Однако за счет этого всего существует благотворительность, о которой мы рассказываем, кенийская церковь и вообще вся миссия в Африке, которую тоже содержит арихиепископ Макарий. Это миссия в Шри-Ланке, Индонезии и других местах.






Ездить по дорогам в Кении гораздо сложнее, чем без дорог, по саванне. Местность очень красивая, и можно встретить разных животных.



Племя масаев.
Белых они к себе практически не пускают, при рождении вырезают мочку уха и растягивают ее специальными гирьками. Племя разбросано по разным местам. Некоторые из них более цивилизованны, некоторые менее - к таким попадать опасно. Хотя каннибализма уже нет, но тем не менее опасность есть. Мы отправились к более цивилизованным деревням.

У этих масаев есть храм, священник-масай, ему 28 лет, он перевел богослужение на масайский язык и книгу о Софрония о старце Силуане Афонском.




Священник с матушкой и детьми рядом со своим домом.



Масайский приход








Владыка с семинаристом.


Прихожанки.






Мужчины-масаи в храме.



Раз в месяц, по греческой традиции, к ним приезжает духовник, они исповедуются. В греческом мире исповедь происходит иногда отдельно от причастия, и исповедовать имеет право только опытный духовник.


Масайский дом. Внутри - земля, очаг и топчан для сна.


Папа священника этого прихода - очень уважаемый богатый масай, у него большая семья, дом, где нас угощали. Едят они руками, поэтому нам тоже пришлось, правда, нам как гостям полили на руки немного горячей воды. Вообще воды там маловато.


В этот же день совершалось крещение, крестилась целая деревня, около 70 человек, их к этому готовили, и вот наконец им раздали крестильные рубашки, мужчинам специальные пижамы.





Я участвовал в чине оглашения, читал молитву отречения от сатаны на русском языке. Масаев научили говорить по-русски "да", и они все по-русски отрекались.



Там было 8 священников, которые участвовали - помогали, помазывали. И вот все получили христианские имена, и Владыка встал в купель и в течение часа стоял в холодной воде. Надо сказать, что у этих людей панический страх воды - они же ее никогда не видели в больших количествах, поэтому они в эту купель шли в ужасе… как на смерть.






После крещения Владыка всех причастил, обещав в ближайшее время приехать в новый приход служить литургию.

Следующее путешествие - визит к другим масаям, еще более диким, поэтому у них храма нет, и мы служили литургию прямо в саванне. С нами были студенты-семинаристы, а у них есть традиция: в выходные они разъезжаются по своим деревням и обязаны там проповедовать.




















Проповедь.


В проповеди Владыка им объяснял, что во Христе все соединяются, и все равны - вот один приехал из той деревни, другой - из этой, третий - из племени туркан, из племени масаи, из племени кикуйа… а тот из Уганды, или Танзании, а вот этот русский - и все одинаковы. Так как они там очень за себя держатся, за свое племенное, то это было очень важно, и все хлопали ему.








Владыка освятил и благословил закладку нового храма в этом селе.






Добавляет журналист Максим Клименко:
Дело в том, что в Кении вообще уклад жизни племенной, в одной стране проживает около 60 племен, каждое из которых говорит на своем языке - то есть они друг друга не понимают. Чтобы понять друг друга, им нужно говорить на английском или суахили. Каждая деревня - это как бы отдельная страна, отдельный мир, удержать и объединить это все чрезвычайно сложно, в том числе и в плане миссии. Евангелие и богослужение нужно перевести на 60 разных языков.


А потом, конечно, все пустились в пляс, и Владыка, конечно, всегда танцует вместе с ними, и каждый раз они сочиняют новую песню о том, что происходит.

Примерно такую:
К нам приехал наш Владыка
Он нам показал путь ко Христу
Владыка - Божий человек
Мы все причастились сегодня Святых Христовых таин…
И т.д.



Удивительное впечатление - совершенно не утерянная радость веры. Когда на службе бываешь - они радуются любому богослужению, для них это праздник настоящий - как у Мандельштама - "Все причащаются, играют и поют". Просто ликование настоящее, истинное ликование во всем - молитва, служба - ликование… поэтому, конечно, барабаны необходимы.

Добавляет журналист Максим Клименко:
Когда мы были там впервые в 98 году, тоже с Владыкой Макарием, мы попали на похороны. Хоронили старуху 113 лет - такую как бы мать деревни: с ней советовались, уважали ее старость. И Владыка им рассказал, что она не умерла, а пришла ко Христу, о котором он им всегда рассказывал. Как вы думаете, чем все закончилось? Песнями и плясками! То есть буквально гроб несли вприпляску.


Женщины рассматривают свои фотографии.


Ощущение детской чистоты запомнилось больше всего.

Достаток измеряется ветхозаветно - головами скота. Когда приехал Владыка и зарезали по этому случаю козленка - это было событие экстраординарное.


Дело в том, что до встречи с православием для кенийцев христианство было религией колонизаторов, ощущалось как религия белых; кроме того, белые миссионеры никогда не выходили из города, не посещали отдаленные деревни. В порядке вещей считалось при случае по много раз креститься у иностранных миссионеров самых разных конфессий за мешочек риса из гуманитарной помощи. Православие же, наоборот, стало своей, близкой и понятной верой - благодаря образованию священников, переводу богослужений, доброте, энергии и заботе владыки Макария и его учеников.


Священническая хиротония в семинарском храме.


Африканские нации очень быстро и легко обучаемы. По данным социологов, именно Православие сейчас самая динамичная религия в Африке. В семинарии в Найроби сейчас учатся студенты из самых разных стран - около 40 названий, самых разных национальностей.





Поделиться: