Поездка на Бутовский полигон и в село Остров Ленинского района Московской области


002После Благодарственного Молебна на начало нового учебного года администрация, учителя, и ученики старшей школы совершили паломническую поездку на Бутовский полигон. Все дружно сели в автобусы и отправились в путь. Дорога оказалась недолгой, но место, куда мы ехали, было свято и располагало к серьезным размышлениям. По прибытии, нас встретил протоиерей Кирилл Каледа (род. 1958) — настоятель храма во имя Святых Новомучеников и Исповедников Российских на Бутовском полигоне, внук расстрелянного на полигоне священномученика Владимира Амбарцумова. От отца Кирилла мы узнали историю этого святого места.

На месте Бутовского полигона в конце XIX-го столетия находилось имение Космодамианское-Дрожжино (в честь святых-бессребреников Космы и Дамиана. Впервые село Дрожжино упоминается в 1568 году, когда здесь находилась усадьба земского боярина Фёдора Михайловича Дрожжина (впавшего в немилость Ивана Грозного и казнённого по приказу царя). В 1889 году хозяином имения Н. М. Соловьёвым был основан конный завод, у леса устроен ипподром со зрительскими трибунами. Владелец Бутовского имения И. И. Зимин вскоре после Октябрьской революции, не дожидаясь конфискации, всё отдал государству и уехал с семьёй за границу. Конный завод поставлял лошадей Красной Армии.

В 1920-е годы в Бутово (Москва) была создана сельскохозяйственная колония ОГПУ. В 1935 году территория около 2 км² была обнесена глухим забором; на ней был обустроен стрелковый полигон НКВД, а территория взята под круглосуточную вооружённую охрану. Неподалёку в районе совхоза «Коммунарка» находился другой спец объект — полигон «Коммунарка» (бывшая личная дача Генриха Ягоды, впоследствии — места массовых казней).

В 1937—1938 годах в ходе политических репрессий в Москве было вынесено и приведено в исполнение огромное количество смертных приговоров. Кладбища Москвы не могли справиться с таким потоком захоронений. Тогда в середине 1937 года НКВД были выделены два новых спецобъекта — Бутово и Коммунарка. В Коммунарке захоронено 5—10 тысяч человек, а в Бутове — около 21 тысячи. На объект «Коммунарка» попадали представители партийного руководства и советской номенклатуры, офицеры РККА, инженеры, деятели культуры и искусства, работники НКВД, а на объекте «Бутово» расстреливались все остальные: рабочие, крестьяне, священники, кулаки, уголовники, бывшие белогвардейцы и прочие «антисоветские элементы». Больше всего людей было расстреляно 28 февраля 1938 года — 562 человека. На февраль 1938 года пришёлся пик расстрелов, что связано с дополнительной квотой на расстрел 4000 человек, утверждённой Политбюро ЦК ВКП(б) 31 января только для Московской области.

Во время Великой Отечественной войны в районе Бутовского полигона развернули лагерь с немецкими военнопленными. Их сгоняли на строительство Варшавского шоссе; тех, кто работать не мог, расстреливали и скидывали в яму.
Начиная с 1992 года московская общественная группа по увековечиванию памяти жертв политических репрессий (группа М. Б. Миндлина) с помощью сотрудников ФСК-ФСБ приступила к архивной работе со следственными делами расстрелянных на Бутовском полигоне, при этом собирались сведения и составлялись краткие биографические справки для будущей «Книги памяти».

Весной 1993 года полигон впервые посетили родственники погибших, осенью того же года в его южной части была установлена гранитная мемориальная плита.

001Бутовский полигон находился под охраной войск госбезопасности вплоть до 1995 года. Затем его передали Русской православной церкви и открыли для посещения по субботам и воскресеньям. На одной из братских могил установили крест памяти св. Новомученикам и Исповедникам Российским (именно в Бутово расстреляно и похоронено большое количество священнослужителей РПЦ).

15 мая 2004 года состоялась закладка храма Новомучеников и Исповедников Российских, построенная в стиле древнерусских шатровых храмов. Великое освящение состоялось 19 мая 2007 года года.
Смертные приговоры жертвам репрессий были вынесены без состязательного судебного рассмотрения, с санкций внесудебных органов уголовного преследования — тройки УНКВД по Московской области, особой комиссии НКВД СССР, прокурора СССР, а также специальной коллегии Мособлсуда.

В Бутово расстреляны и похоронены 374 церковно- и священнослужителя Русской православной церкви (РПЦ): от митрополита Серафима (Чичагова) до десятков диаконов, пономарей и чтецов.

Бутовский полигон – крупнейшее в Московском регионе место массовых расстрелов и захоронений жертв сталинских репрессий. Сегодня известны имена 20760 человек здесь убиенных. Эти люди были расстреляны в течении очень короткого периода времени, с августа 1937г. по октябрь 1938, а полигон функционировал с 34 по 53 год.

Те, о ком мы знаем – мужчины и женщины в возрасте от 14 до 82 лет, представители 73 национальностей, всех вероисповеданий, всех сословий, но большинство из них, простые рабочие и крестьяне – русские православные люди.

Около 1000 человек, из числа погребенных в Бутово, пострадали как исповедники Православной Веры, более трехсот сегодня прославлены в лике святых. Одним из самых известных для нас является священномученик Владимир (Амбарцумов), который стал последним настоятелем храма Святого равноапостольного князя Владимира в Старых Садех, куда мы сейчас регулярно ходим.

Священномученик Владимир родился 20 сентября 1892 года в городе Саратове. Его отец Амбарцум Егорович Амбарцумов вместе с Федором Андреевичем Pay был одним из основоположников обучения и воспитания глухонемых в России. Овдовев, с тремя маленькими детьми он приехал в немецкую колонию Сарепту под Царицыном в поисках воспитательницы для осиротевших младенцев. В местной кирхе ему порекомендовали добропорядочную девицу из лютеранской семьи Каролину Кноблох. Взяв на себя заботы о детях Амбарцума Егоровича, Каролина Андреевна со временем полюбилась отцу воспитываемых ею сирот и вышла за него замуж. Во втором браке у Амбарцума Егоровича родилось еще трое детей, младшим из которых был Владимир. Детей воспитывали в лютеранской вере.

В Саратове, по семейному преданию, Амбарцум Егорович содержал частную школу для глухонемых. Будучи человеком милостивым, нестяжательным (детей бедных людей он учил безвозмездно) и непрактичным, он не смог поставить бытие своей школы на прочную материальную основу и разорился. Из Саратова семья Амбарцумовых в конце 1890-х годов переехала в Москву и поселилась на Шаболовке. Владимир Амбарцумович поступил учиться в Московское Петропавловское училище при Петропавловской лютеранской церкви, находившееся в Петроверигском переулке. После окончания училища для продолжения образования он переехал в Берлин, где жили в то время братья его матери Каролины Андреевны.
В 1913-1914 годах, учась в Берлинском политехникуме, Владимир Амбарцумович давал частные уроки. Тогда же он впервые познакомился с христианским молодежным движением.

По возвращении в Россию в июле 1914 года, Владимир поступил на физико-математический факультет Московского Императорского университета. В годы обучения в университете он стал членом Христианского студенческого кружка, где познакомился с Валентиной Алексеевой, с которой его связывали общие духовные устремления, и в 1916 году женился на ней. После окончания университета Владимир, будучи талантливым физиком, оставил научную деятельность, устроился преподавателем и решил полностью посвятить свою жизнь проповеди Евангелия. Смыслом жизни молодой четы стало развитие деятельности молодежного христианского кружка. Такое душевное устроение, при котором религиозные интересы ставились выше всех других, Владимир унаследовал от своих предков, среди которых были миссионеры и религиозные деятели. Искание «единого на потребу» влекло его сердце к православию. В середине 1920-х годов, среди его знакомых появилось много православных людей; тогда же он познакомился с протоиере

ем Валентином Свенцицким, оказавшим большое влияние на его духовную жизнь. 5 декабря 1925 года в Никольской церкви на Ильинке отец Валентин крестил детей Владимира Амбарцумовича – Евгения и Лидию. Глубокая внутренняя сосредоточенность на предметах веры, искание правды Божией и истинного ее исповедания привели Владимира Амбарцумовича в начале 1926 года, в возрасте тридцати трех лет, к решительному переходу в православие. Став прихожанином Никольского храма на Ильинке, он начал прислуживать и читать в церкви, принял участие в организации и осуществлении большого паломничества в Дивеево и Саров. По семейному преданию, блаженная Мария Ивановна Дивеевская сказала ему, что он примет священство. В конце 1927 года Владимир Амбарцумович, по рекомендации протоиерея Валентина Свенцицкого, был направлен в город Глазов к единомысленному с отцом Валентином епископу Ижевскому и Воткинскому Виктору (Островидову). 4 декабря в кафедральном Преображенском соборе он был рукоположен епископом Виктором во диакона, а 11 декабря – во иерея и определен на служение к Георгиевской церкви города Глазова. 25 декабря 1927 года отец Владимир был перемещен на службу в Московскую епархию и назначен настоятелем московского Князе-Владимирского храма в Старосадском переулке. Отец Владимир имел попечение преимущественно о молодежи и подростках. Со свойственной ему ревностью он заботился о благолепии храма, уделял много внимания церковному хору. Отец Владимир Амбарцумов оказался последним настоятелем нашего Свято-Владимирского храма, так как в 1929 году храм был закрыт, а отец Владимир перешел служить в церковь Николая Чудотворца у Соломенной Сторожки по просьбе верного друга, священника Василия Надеждина (арестованного и приговоренного к заключению в исправительно-трудовом лагере в Кеми).

В августе 1937 года начались массовые аресты. В ночь с 8 на 9 сентября сотрудники НКВД явились в дом, где жил отец Владимир со своей семьей, и предъявили ордер на обыск и арест. В керосиновой лампе, стоявшей на шкафу, был спрятан антиминс, который с особенным тщанием искали следователи. Они разворачивали и внимательно рассматривали каждую шелковую тряпочку, но антиминса не обнаружили, ибо «яко одушевленному Божию Кивоту, да никакоже коснется рука скверных». Производившие обыск сотрудники НКВД клали на стол бумаги, письма, книги, молитвословы, положили и медальон с мощами святителя Николая, но медальон успели спрятать в обувь, и святыня не была обнаружена. Отец Владимир Амбарцумов был заключен в Бутырскую тюрьму, расстрелян 5 ноября 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Познакомившись с Мемориальным научно-просветительским Центром «Бутово», мы побывали в двух храмах: каменном в честь Воскресения Христова, освещенном в 2007 году, и в старом деревянном храме Святых Новомучеников и Исповедников Российских. Мы от всей души поблагодарили отца Кирилла за интереснейший рассказ и сфотографировались вместе с батюшкой на ступеньках храма.
Впереди нас ждала поездка в село Остров Ленинского района Московской области. Мы ехали в гости к духовнику нашей школы протоиерею Сергию Романову.

К юго-востоку от Москвы в селе Остров Ленинского района Московской области сохранились остатки некогда знаменитой усадьбы. Впервые упоминаемое в духовной грамоте Иоанна Даниловича Калиты в 1328 году, село было старинной великокняжеской, а затем царской вотчиной. Преображенская церковь в селе Остров сооружена из белого камня во второй половине XVI века по преданию царем Иоанном Грозным.

До конца XVII века село Остров находилось в царском ведении, затем принадлежало А. Д. Меньшикову. В 1765 году село было пожаловано лейб-гвардии Преображенского полка майору Алексею Григорьевичу Орлову (получившему почетное именование – Чесменский по названию сражения 26 июня 1770 года во время русско-турецкой войны 1768 1774 гг. в бухте Чесма (Чешме) на побережье Малой Азии) «в вечное и потомственное владение». Наследница Орлова Анна Алексеевна, известная своей щедрой благотворительностью, в 1837 году продала имение казне. При покупке оно перешло в ведение Министерства государственных имуществ.

В 1866–1867 годах Министерство стало продавать усадебные строения на слом. Настоятель соседствующего с усадьбой Угрешского монастыря архимандрит Пимен (Мясников) купил дом, манеж, кухню и ограду, затем приобрел дом Анны Алексеевны Орловой. Из его огромных бревен в Угрешском монастыре был построен архиерейски дом. В это время и родилась идея основать на территории усадьбы богадельню для бедных духовного звания.

В сентябре 1870 года владыка Иннокентий посетил село Остров в сопровождении архимандрита Угрешского Пимена и осмотрел все здания усадьбы. Он учредил комитет по устройству Островской Владычной Богадельни, назначив отца Пимена его председателем. Богадельню расположили в большом прямоугольном каменном здании с внутренним двором (при графине Орловой здесь был конный двор). В юго-восточном углу здания построили церковь во имя святителей Петра, митрополита Московского и Иннокентия, Иркутского Чудотворца. В здании также разместилась столовая, поварня, больница и аптека, кладовые, баня и прачечная. Отдельных помещений хватало на 90 семейств (250 человек). В 1875 году добавились в другом здании еще 30 семей.

Домовый храм в здании богадельни для престарелого духовенства Московской епархии был ликвидирован в 1918 году, тогда же была закрыта и Островская богадельня. В советское время от усадьбы в Острове сохранялся парк и строения бывшего конного двора конца XVIII века, где была устроена Островская богадельня. К 1989 году на территории усадьбы из старинных построек сохранились только церковь Преображения Господня и один корпус бывшего конного двора, приспособленный в советское время под дом-интернат для инвалидов. От старинной усадьбы ныне сохранился лишь живописный липовый парк с прудом. Достопримечательностью Острова остается открывающаяся отсюда удивительная панорама живописной долины Москвы-реки.

С 2000 года на территории усадьбы подмосковного села Остров располагается хозяйство Московского Иоанно-Предтеченского женского монастыря. Здесь, на территории бывшего имения графа А. Г. Орлова-Чесменского с 2001 года Иоанно-Предтеченский монастырь совместно с Благотворительным Братством святого равноапостольного князя Владимира ведут строительство новой богадельни – Старческого дома для проживания 30–40 одиноких стариков. В архитектуре новой богадельни воссозданы черты усадебного господского дома Орловых.

Закладка Старческого дома в селе Остров состоялась 6 октября 2001 года. Чудесно и знаменательно неслучайное совпадение этой даты с церковным праздником Зачатия св. Иоанна Предтечи и днем прославления свт. Иннокентия, митрополита Московского! Так святой покровитель Иоанно-Предтеченской обители Предтеча и Креститель Господень Иоанн и святитель Иннокентий, митрополит Московский, устроивший благотворительное начинание на территории древней усадьбы во второй половине XIX века, благословили и молитвенно поддержали строительство новой богадельни – Старческого дома для престарелых в Острове.

Силами Братства святого равноапостольного князя Владимира, Иоанно-Предтеченского женского монастыря и храма Преображения Господня в с. Остров, ныне возведён тот самый Старческий дом, к которому мы и приехали. Нас радушно и приветливо встретил протоиерей Сергий Романов, духовник нашей Свято-Владимирской школы и благословил на успешную учебу и плодотворные труды в новом 2016/2017 учебном году. Мы немного подустали и проголодались. Монахини, насельницы богадельни, с радостью накрыли для нас столы с угощениями. С каким наслаждением пробовали дети и учителя молодую вареную картошку, выращенную насельницами этого гостеприимного дома! Нас угощали хрустящими малосольными огурчиками, блинами, сладостями, а главное – огромными сладкими, красными арбузами и яблоками. Подкрепившись, наши ученики решили немного поиграть, расслабиться под опытным руководством учителей физкультуры Натальи Анатольевны и Алены Васильевны. Остальные с удовольствием гуляли по территории парка и любовались красивейшими пейзажами, раскинувшимися со всех сторон усадьбы и видами на Москву-реку. И это совсем близко от столицы! Вот и подошла к концу наша поездка! Она оказалась очень интересной, насыщенной, незабываемой! Ведь многие дети и учителя оказались здесь и на Бутовском Полигоне впервые. А впереди нас ждет новый учебный год со своими трудностями, радостями и успехами.

Поделиться: